17.06.2019     0
 

Особенности квалификации бездействия должностного лица


Отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ

Специфика
незаконных действий в отношении
огнестрельного оружия, боеприпасов и
взрывчатых веществ, как и любого другого
преступления против общественной
безопасности заключается в том, что при
совершении такого рода деяний ставятся
под угрозу интересы и права неопределенного
круга лиц. Повышенная общественная
опасность такого рода преступлений
обусловлена еще и тенденцией развития
насильственной вооруженной преступности.

Эта тенденция непосредственно связана
с расширением масштабов нелегального
оборота огнестрельного оружия и
боеприпасов. В рамках осуществления
международного проекта регулирования
оборота огнестрельного оружия,
разработанного в 1997 г. комиссией ООН по
предупреждению преступности и уголовному
правосудию, во многих государствах
предприняты меры по усилению правового
регулирования оборота оружия.

Особенности
установления признаков предмета
рассматриваемых незаконных действий.
К огнестрельному оружию не относится
сигнальное оружие. Являясь разновидностью
гражданского оружия, сигнальное оружие
конструктивно предназначено только
для подачи световых, дымовых или звуковых
сигналов пиротехническими составами.

Однако если сигнальное оружие
приспосабливается для стрельбы
малокалиберными пулями, то в таком
случае оно приобретает свойства
огнестрельного оружия со всеми вытекающими
из этого уголовно-правовыми последствиями.
Предметом данного преступления не
является огнестрельное бесствольное
оружие.

В
контексте понимания боеприпасов
возникает вопрос о том, могут ли быть
предметом преступления по ч. 2 ст. 295 УК
газовые или сигнальные пистолеты и
револьверы, конструктивные особенности
которых дают возможность производить
стрельбу не только газовыми, но и
дробовыми или пулевыми патронами.

Дробовые и пулевые патроны являются
разновидностями боеприпасов к
огнестрельному оружию. Вместе с тем
конструкция некоторых видов газовых и
сигнальных револьверов или пистолетов
позволяет использовать по прямому
назначению дробовые или пулевые патроны.
Это означает, что такое оружие фактически
обладает функциями комбинированного
оружия (огнестрельно-газового либо
огнестрельно-сигнального).

В соответствии
с Законом Республики Белурусь «Об
оружии» на территории Республики
Беларусь запрещен оборот патронов с
дробовыми зарядами для газовых пистолетов
и револьверов, а также газовых или
сигнальных пистолетов и револьверов,
конструкция которых позволяет вести
стрельбу пулевыми или дробовыми
патронами.

Возникает вопрос о квалификации
незаконных действий с такого рода
газовыми или сигнальными пистолетами
или револьверами. Одна из проблем
заключается в том, что ряд незаконных
действий в отношении газового оружия
образует самостоятельное преступление,
ответственность за которое предусмотрена
ст. 297 УК.

Особенности квалификации бездействия должностного лица

Таким образом, в этой части
возникает конкуренция между нормами,
предусмотренными ч. 2 ст. 295 и ст. 297 УК.
Поскольку конструкция некоторых видов
газового оружия не исключает возможности
использования дробовых или пулевых
боеприпасов, то при уголовно-правовой
оценке содеянного в таких случаях,
представляется, решающее значение имеет
направленность умысла лица, совершающего
соответствующее незаконное действие.

Особенности
установления признаков объективной
стороны незаконных действий в отношении
огнестрельного оружия, боеприпасов и
взрывчатых веществ. В судебной практике
к незаконному изготовлению оружия
относят и восстановление утраченных
поражающих свойств, а также переделку
каких-либо предметов (например,
строительного пистолета), в результате
которой они приобрели свойства
огнестрельного оружия.86

Обращение
с оружием, в том числе и приобретение,
допускается только при наличии
специального разрешения. Поэтому любой
способ получения оружия, в том числе и
в результате находки, является
незаконным приобретением.
Исключением является хищение
соответствующих предметов. Поскольку
в отношении хищения данных предметов
в действующем УК предусмотрена специальная
норма, то содеянное должно квалифицироваться
в таком случае по ст. 294 УК.

Предлагаем ознакомиться:  Кому пожаловаться на неправомерные действия полиции

Закон
Республики Беларусь от 17.07.2006 г. № 147-З
«О внесении дополнений и изменений в
Уголовный, Уголовно-процессуальный
кодексы Республики Беларусь и кодексы
Республики Беларусь об административных
правонарушениях» уточнил понятие
«передачи». В действующей редакции ч.
2 ст. 295 УК идет речь не просто о «передаче»,
а о «передаче во владение».

Под
сбытом,
названных в ст. 295 УК предметов, следует
понимать их отчуждение в любой форме
другому лицу для постоянного владения,
пользования и распоряжения.

Незаконные
хранение и перевозку
следует отличать от нарушения правил
хранения и перевозки огнестрельного
оружия и боеприпасов. Нарушение правил
хранения и перевозки является
административным правонарушением и
имеет место в случае, когда лицо, имеющее
разрешение на хранение или перевозку
огнестрельного оружия и боеприпасов,
нарушает соответствующие правила
хранения или перевозки данных предметов.

Незаконной
перемещение через таможенную границу
Республики Беларусь взрывных веществ,
взрывных устройств, огнестрельного
оружия, его составных частей или
компонентов, и боеприпасов должно
квалифицироваться помимо незаконной
перевозки и как контрабанда (ч. 2 ст. 228
УК).

Преступления,
ответственность за которые предусмотрена
в ч. 2 ст. 295 УК, следует признавать
оконченными с момента совершения хотя
бы одного из альтернативных действий,
указанных в данной статье. В случае
совершения нескольких альтернативных
действий, одним из которых является
неоконченный сбыт соответствующего
предмета, содеянное полностью охватывается
соответствующей частью ст. 295 УК.
Дополнительной квалификации за покушение
на сбыт в таких случаях не требуется.

Сотрудника органов внутренних дел

    1. Специфика
      уголовно-правовой оценки преступления,
      ответственность за которое предусмотрена
      ст. 362 УК, во многом обусловлена
      потерпевшим. Потерпевшим может быть
      только сотрудник органов внутренних
      дел, который выполнял, был при исполнении
      или был намерен выполнять обязанности
      по охране общественного порядка.
      Убийство сотрудника органов внутренних
      дел, выполняющего обязанности, не
      связанные с охраной общественного
      порядка, должны квалифицироваться по
      п. 10 ч. 2 ст. 139 УК (например, убийство
      сотрудника органов внутренних дел при
      исполнении им обязанностей представителя
      администрации исправительного
      учреждения, исполняющего наказание в
      виде лишения свободы). Подобная
      квалификация имеет место и в случае
      умышленного лишения жизни близкого
      потерпевшему лица в связи с выполнением
      сотрудником органов внутренних дел
      обязанностей по охране общественного
      порядка.

    2. Статья
      362 УК не применяется в случае, если
      умышленное лишение жизни сотрудника
      органов внутренних дел произошло
      вследствие его незаконной деятельности,
      проявившейся в процессе охраны
      общественного порядка. В таком случае
      убийство сотрудника органов внутренних
      дел должно квалифицироваться по ст.
      139 УК.

Убийство
сотрудника органов внутренних в связи
с его деятельностью в качестве
государственного деятеля, в том числе
и за принятие решений в сфере охраны
общественного порядка (например, решений,
направленных на предотвращение
противоправных посягательств), совершенное
из мести за такую деятельность либо при
наличии целей, указанных в ч. 2 ст. 359 УК,
должно квалифицироваться как акт
терроризма в отношении государственного
деятеля.

При
реализации виновным единого умысла на
одновременное лишение жизни двух лиц
– частного лица и сотрудника органов
внутренних дел в связи с выполнением
им обязанностей по охране общественного
порядка – содеянное целесообразно
квалифицировать только по п. 1 ч. 2 ст.
139 УК. Оценка такой ситуации по совокупности
преступлений будет противоречить
положениям ч. 6 ст. 3 УК (нельзя дважды за
одно).

В
случае ошибки в личности потерпевшего
(виновный считал, что лишает жизни
сотрудника органов внутренних дел в
связи с выполнением им обязанностей по
охране общественного порядка, но в
действительности было убито частное
лицо), содеянное должно квалифицироваться
по ч. 1 ст. 14 и ст. 362 УК. Однако если
вследствие ошибки лицо считало, что
сознательно лишало жизни частное лицо,
но в действительности был убит сотрудник
органов внутренних дел, выполнявший
обязанности по охране общественного
порядка, то ст.

В качестве обвиняемого заведомо невиновного

При
применении ст. 393 УК следует иметь в
виду, что незаконное обвинение имеет
место в случае, когда общественно
опасного деяния, запрещенного уголовным
законом, вообще не было в наличии, либо
преступление было совершено, но лицо,
к которому предъявляется обвинение, не
имело непосредственного отношения к
его совершению.

Предлагаем ознакомиться:  Возврат займа: имущество вместо денег

Данное преступление
будет и в том случае, когда лицу, виновному
в совершении определенного общественно
опасного деяния, запрещенного уголовным
законом, предъявляется без наличия
соответствующих доказательств обвинение
в совершении им более тяжкого преступления,
либо когда обвинение предъявляется по
поводу совершения нескольких преступлений,
но лицо совершило не все инкриминируемые
ему преступные деяния.

Незаконное
привлечение лица в качестве обвиняемого
предполагает выполнение лицом,
производящим дознание, или следователем
двух взаимосвязанных действий: вынесение
постановления о привлечении в качестве
обвиняемого и предъявление обвинения.
Поэтому данное преступление следует
признавать юридически оконченным лишь
после того, когда соответствующему лицу
было объявлено постановление о привлечении
его в качестве обвиняемого.

Незаконное
привлечение в качестве обвиняемого в
результате небрежного отношения лиц,
осуществляющих предварительное
расследование, к исполнению своих
служебных обязанностей исключает
ответственность по ст. 393 УК. В таких
случаях содеянное образует должностной
проступок или служебную халатность при
наличии признаков, указанных в ст. 428
УК.

Мотивы
и цели привлечения в качестве обвиняемого
заведомо невиновного на квалификацию
этого преступления не влияют. Однако
установление мотивов и целей совершения
данного преступления в определенных
случаях позволяет выявить совершение
и других преступлений (например, получение
взятки (ст. 430 УК)).

При
привлечении к ответственности за данное
преступление дополнительной квалификации
за преступление против интересов службы
не требуется.

Для
вменения ч.ч. 2 или 3 ст. 393 УК достаточно
установить хотя бы одно, указанное в
законе квалифицирующее обстоятельство.
Если в результате незаконного привлечения
в качестве обвиняемого виновным лицом
будут умышленно совершены иные незаконные
действия (заведомо незаконный обыск,
незаконное наложение ареста на имущество
и др.), содеянное требует дополнительной
квалификации за соответствующее
преступление против правосудия либо
против интересов службы.

Особенности квалификации принуждения к даче показаний

Принуждение
к даче показаний или заключения эксперта
путем применения незаконных методов
воздействия на участника уголовного
процесса (ст. 394 УК) является грубейшим
нарушением принципов уголовного
процесса.

При
установлении признаков объективной
стороны данного преступления следует
установить, что принуждение подозреваемого,
обвиняемого, потерпевшего, свидетеля
к даче показаний или эксперта к даче
заключения должно выражаться в требовании
дать показания или заключение,
подкрепленном применением хотя бы
одного из названных в ст.

В
части 1 ст. 394 УК не конкретизирован вид
и характер угрозы. По смыслу закона
угроза может выражаться в различных
видах психического воздействия на
потерпевшего, за исключением шантажа.
Это может быть угроза причинения
физического вреда потерпевшему или его
близким (например, угроза убийством);

угроза причинения вреда их имуществу;
угроза, затрагивающая честь и достоинство
или неприкосновенность частной жизни
потерпевшего или его близких (угроза
распространения заведомо ложных
измышлений или оглашения правдивых, не
позорящих сведений, но которые эти лица
желают сохранить в тайне);

Предлагаем ознакомиться:  Образец жалобы на действия следователя

Шантаж
представляет собой угрозу разглашения
компрометирующих сведений, т.е. сведений,
соответствующих действительности, но
которые могут опозорить потерпевшего
или его близких. В результате применения
шантажа потерпевший ставится в безвыходное
положение, зависимое от виновного.

Совершение
иных незаконных действий — это такие
приемы воздействия на потерпевшего,
которые ущемляют законные права
потерпевшего или близкого ему лица
(например, незаконное задержание
родственника потерпевшего, незаконное
отстранение потерпевшего от занимаемой
должности, незаконное наложение ареста
на имущество, принадлежащее потерпевшему).

К незаконным способам воздействия
следует относить и применение гипноза.
Гипнотическое воздействие — это способ
подчинения своей власти, своему влиянию
посредством внушения. При такого рода
воздействии гипнотизируемый теряет
возможность свободно выражать свою
волю и оценивать свое поведение.

Нет
оснований относить к совершению иных
незаконных действий обман потерпевшего
или обещание ему каких-либо льгот или
выгод в целях получения желаемых
показаний или заключения (например,
предложение свидетелю, страдающему
наркоманией, наркотических средств в
обмен на соответствующие показания).

Подобные действия, хотя и являются
незаконными, совершаются помимо воли
потерпевшего либо не влекут ограничения
свободы волеизъявления потерпевшего
в той степени, как это свойственно
принуждению. В таких случаях содеянное
образует превышение власти или служебных
полномочий, а при отсутствии признаков,
указанных в ст. 426 УК, — должностной
проступок.

Принуждение,
соединенное с насилием, предполагает
физическое воздействие на потерпевшего
(удары, побои, причинение телесных
повреждений, в том числе с использованием
специальных средств, травля
служебно-розыскными собаками и др.). К
насилию следует относить и случаи
введения потерпевшему против его воли
наркотических, психотропных или других
одурманивающих веществ.

Принуждение,
соединенное с применением пытки (ч. 3
ст. 394 УК), в отличие от принуждения,
соединенного с насилием (ч. 2 ст. 394 УК),
предполагает жестокое, как правило,
продолжительное по своему характеру
физическое или психическое воздействие
на потерпевшего, которое вызывает
сильную боль или причинят ему особые
физические или нравственные страдания
(неоднократное избиение потерпевшего,
лишение на длительное время пищи, воды
и т.д.).

В
соответствии со ст. 237 УПК следователь
может допросить эксперта в случае
проведения им экспертизы до возбуждения
уголовного дела или при необходимости
получить разъяснения по данному им
заключению. Поскольку в ст. 394 УК
криминализировано только принуждение
эксперта к даче заключения, то принуждение
эксперта к даче объяснений в ходе его
допроса не подпадает под признаки
данного преступления. Содеянное в таком
случае должно квалифицироваться по ст.
426 УК.

По
смыслу закона при квалификации данного
преступления следует устанавливать
наличие
специальной цели:
стремление заставить потерпевшего дать
показания или заключение. При этом не
имеет значения, какие показания или
заключение стремилось получить виновное
лицо: истинные или ложные. Данное
преступление будет иметь место и в том
случае, когда виновное лицо предъявляет
требование об изменении истинных
показаний на ложные либо наоборот.

Факт
дачи требуемых показаний или заключения
находится за пределами данного состава
преступления. В случае дачи свидетелем,
потерпевшим или экспертом под влиянием
принуждения желаемых для виновного
лица заведомо ложных показаний или
заключения, этот участник уголовного
процесса, при отсутствии крайней
необходимости, несет ответственность
по ст. 401 УК.


Об авторе: admin4ik

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector